February 19th, 2010

морской

проблема исламо-христианского диалога

Третья фаза (сер. XIV - сер. XV вв.) - противостояние становится более объективным. В диспутах и диалогах главные роли играют св. Григорий Палама, монах Иосиф Вриенний, император Иоанн VI Палеолог. Григорий Палама в своих диалогах опирается на тезисы, являющиеся общими для обеих религий. Он начинает с понятия Божества, как его понимали мусульмане на основании свидетельств Корана о Христе, Слове Божьем.

“Только Бог Вездесущ и Вечен: Безначален, Неизменен, Бесконечен, Крепок, Неделим, Неслиянен, Безграничен... Следовательно, Бог - Единственный, Кто существует без начала, но не без Мудрости... ибо Он - мудр - поэтому Слово Божье есть Мудрость Божья”.

“Но и Слово никогда не было без Духа, Который и вы, турки, признаете - поэтому вы должны говорить, что Христос - Слово Божье и Дух Божий, Тот, Кто не бывает отдельно от Св.Духа... поскольку Бог всегда был и никогда не будет без Духа и Мудрости ”
.


Для Бога в трех Лицах Палама использует популярный пример с солнцем, светом и теплом. О Мухаммаде он говорит:
“Тот, кто не верит словам учителя, не может любить его: следовательно, мы не любим Мухаммеда”. Об обычной мусульманской аргументации, согласно которой успехи и победы ислама показывают его превосходство, Григорий Палама говорит, что ислам «порожден войной, мечом, убийством и грабежом; из всего это ничто не исходит от Бога, Который истинно Благ». Святой обращает особое внимание на то, чтобы не оскорбить религиозного чувства собеседников и добиться взаимопонимания. Переговоры прошли бесплодно, однако мусульмане выразили надежду, что: “Настанет время, когда между нами будет согласие”. Палама признает, что ислам способствовал переходу многих язычников веру Авраама. О императоре Мануиле II Палеологе имеется труд, в котором описана дискуссия, имевшая место с неким персом в должности мударриса в Анкире Галатийской в 1390 или 1391 гг. Первые из 26 бесед критикуют различные богословские взгляды ислама, а остальные касаются богословского изложения основных христианских догматов и моральных принципов. Этот диалог также выдержан в миролюбивой форме и явно нацелен на взаимопонимание.

Однако большинство по прежнему придерживалось старых идей и ошибочных мнений. Лишь единицы задумывались о том, что носителем и источником зла в мире может быть не ислам, или не только ислам. Один современный учёный пишет о Джоне Уайклифе, жившем во второй половине XIV века, так: «основные черты ислама он считал столь же характерными для западной церкви своего времени. Это не значит, что он был благосклонен к исламу, совсем наоборот. Отличительными чертами, как ислама, так и западной церкви, по его мнению, были гордыня, алчность, властолюбие и корыстолюбие, проповедь насилия и приоритет людского суемудрия перед словом Божьим. Эти характерные черты Запада были причиной разделения как между самими христианами, так и между Западом и его соседями. Говоря о западной церкви в целом, Уайклиф даже употребляет выражение «мы западные Магометы». Поскольку искажённый образ ислама был так важен для жизни самой Европы, неудивительно, что он просуществовал так долго». Лютер высказывался лаконичней: «Папа и ислам суть два заклятых врага Христа и Святой Церкви, но если ислам – только тело антихриста, то папа – его голова».
  • Current Music
    Кирилл Комаров - Индия