July 29th, 2011

морской

«Пятый Битл»: yellow submarine from my heart.

Мыши кололись, плакали, но продолжали жрать кактус.


Я посетил выступление Евтушенко в капелле. В общем-то, сразу было ясно, что это - чес. Но очень уж хотелось посмотреть на настоящего 60-ка! Не скажу, что это было не интересно, но было скучно, и как поэт он меня абсолютно не впечатлил. А ведь собирал когда-то стадионы!

Началось все с рассуждений о Мандельштаме. По словам Евгения Александровича, Мандельштам был слаб и физически, и как личность. Но смог «выполнить социальный заказ» - поведать народу о грозящих бедствиях, связанных с властью Сталина. В противовес был упомянут Маяковский, который поэт хороший, но социальный заказ не выполнял. Потому как был занят выполнением заказов партии.

Далее был прочитан некий триптих о Мандельштаме, который не впечатлил ни меня, ни привлеченного специалиста.

После было несколько стихотворений, которые потерялись среди невзначай рассказанных историй, пестривших упоминаниями различных знаменитостей, имевших честь недавно общаться с автором. Я запомнил Раймонда Палуса, Аллу Пугачеву, Резанова...  Впечатлительные старушки украдкой утирали слезы.

Апофеозом концерта стало  бескомпромиссное заявление о том, что он, Евтушенко  – «Пятый Битл».

И сейчас нам предоставляется редкая возможность – спеть с живым битлом.

Дескать, когда Beatles  поехали в свое первое турне, некая девушка подарила Маккартни первый переведенный сборник Евтушенко. Молодых музыкантов так впечатлили стихи автора, что они стали читать его перед каждым последующим выступлением, чтобы «зарядиться энергией».

После чего было зачитано стихотворение, полностью дублировавшее рассказ. После каждой из частей стихотворения включалась запись - припев «Желтой подводной лодки». Предлагалось подпевать всем вместе. Евтушенко подпевал, правда, несколько не в лад. Зал аплодировал.

Во втором отделении пошли в ход записки из зала и мы сбежали.

 

морской

Правильно ли я вижу картину?

Правильно ли я вижу картину?
Был Советский Союз. Построенный умными людьми, силой рабочих и крестьян, промышленный гигант. Быть рабочим было престижно. Ну, или, по крайней мере, «не стремно».
Потом Союз распался. И промышленность встала. Прошло некоторое смутное время. И «не стремно» работать стало в сфере услуг. Потихоньку мародерствуя и эксплуатируя наработанные ресурсы.
Похоже на сценарий Fallout-а.
Следовательно, вопрос. Что нужно сделать, чтобы восстановить престижность профессии рабочего?