January 11th, 2015

морской

Праздничный город (картинки кликабельны)

В самом конце старого года ходил фотографировать выступление Канцлера Ги в клубе Мод. Клуб оказался преотвратный, так что в нем я не задержался, зато нашлось время поснимать виды, дали и окрестности.

Снеговик на крыше соседнего заведения в том же дворике, что и клуб




Лучшая из виденных ёлочек в этом году была в Таврическом саду. Живая, украшенная чудными стеклянными игрушками.
морской

Последний крайний.

Если подводить итоги года, то для меня самым раздражающим эксцессом стала повсеместная насильственная замена слова «последний» на «крайний». Дескать, «последний» звучит фатально.
Началось все, как обычно, с каких-то движений в интернетах, затем это зло переползло и в радиоэфиры (не знаю как насчет телевидения…).
Дорогие мои человеки, я бы предложил вам на эту тему погуглить, но вам лень, поэтому перескажу вкратце то, что сам прочел много месяцев назад и до чего, в общем-то, может додуматься любой здравомыслящий человек.
Простейший этимологический разбор дает нам исчерпывающее разъяснение различий в значении этих слов.
«Последний» – это «идущий по следу», это процесс, если будет угодно, это некая длительность, которая не говорит нам ни о каком фатуме.
«Крайний» - это точка. За краем может быть только бездна.
Понимаете? Получается, что стремясь избежать фатума, суеверные представители рода человеческого этот самый фатум лишь утверждают. Симптоматично, не так ли?)
Стоит ли говорить о том, что коверканье языка в угоду нелепым предрассудкам - сигнал очень тревожный, подтверждающий переход от постмодернистской парадигмы к мраку средневековья и неоязычеству (привет Евгению Викторовичу!).

Читайте и перечитывайте классику, любите друг друга и предохраняйте свои мозги.
С Новым Годом и Рождеством!